Офисы компании

← Все новости

Инна Вавилова — юрист сезона 2015 по версии «Делового Петербурга»

Юристом сезона осень–2015 стала управляющий партнер АБ "Прайм Эдвайс СПб" Инна Вавилова за интересный правовой маневр на стыке старого и нового банкротного законодательства, позволивший выручить за имущество больше денег.

Инна, расскажите о своем кейсе.

 — Это банкротство Строительного управления ДВО. Сокращенно — ОАО "СУДВО". Чем оно интересно? Во–первых, это Хабаровск, это далеко. Во–вторых, это все–таки Минобороны. Процедура очень давняя, она началась еще при позапрошлом министре обороны, затем ОАО было внесено в состав "Оборонстроя", "дочки" "Оборонсервиса" при прошлом министре. Нас привлекла ФНС России, которая является крупнейшим кредитором СУДВО: 442 млн рублей примерно из 600 млн долгов.

Нам удалось оспорить ряд сделок и вернуть в собственность банкрота десятки объектов недвижимости, выведенные перед банкротством. Теперь они реализуются официально, на открытых торгах.

Сам кейс, который мы представили на этот рейтинг юристов, как раз о таких торгах. В октябре 2015 года мы завершили публичное предложение (аукцион на понижение цены) по продаже производственной площадки 2,6 га в Хабаровске.

Процедура торгов шла с апреля 2015 года, когда еще действовали старые правила торгов: победителем признавался тот, кто первым подаст заявку. Между тем 30 июня вступили в силу поправки в закон о банкротстве, по которым победителем торгов считается участник, предложивший в установленный срок наибольшую цену. Разумеется, кредиторам было выгоднее провести торги по новым правилам, но это было невозможно: закон обратной силы не имеет, а торги начались до вступления его в силу.

Но так получилось, что в августе в УФАС по СПб поступила жалоба, на время рассмотрения которой конкурсный управляющий торги приостановил. Жалобу отклонили, после чего управляющий опубликовал сообщение о возобновлении торгов, причем публикация была сделана в полном объеме, а не отсылала к ранее сделанным публикациям.

Кроме того, управляющий в сообщении указал, что торги идут уже по новым правилам.

У нас были две заявки: первый участник предложил около 13,2 млн рублей, чуть больше начальной цены, а второй — 19 млн. С ним мы и заключили договор. Первый участник оспорил торги в суде, но пока, в первой инстанции, суд признал нашу правоту: публикацию в полном объеме он расценил как новую публикацию по новой редакции закона.

Разумеется, есть и обратная точка зрения: некоторые считают, что должны быть полностью новые торги. Кто прав — покажет время.

 Банкротство — основная практика фирмы?

 — Не единственная, но, пожалуй, сейчас основная. В этом году мы успешно завершаем сотрудничество по одному из проектов со "Сбербанк–капиталом" — процедурам банкротства "Фаэтона". Все залоги проданы, несмотря на хитроумные схемы, примененные должником. В одном из дел у нашего клиента было всего 0,1% в реестре кредиторов, но мы отстранили управляющего, который затягивал продажу залога (это БЦ на Гагаринской), сдавая объект в аренду в обход кредиторов. Проданы и все заложенные АЗС: мы доказали, что залоговые права распространялись на всю станцию как единый комплекс, несмотря на то что формально было заложено здание, а бензоколонки — нет.

Теперь приступаем к новому большому делу: по заказу "ВЭБ–лизинга" делаем заключение по банкротству авиакомпании "Трансаэро". Это будет очень интересный и сложный процесс на стыке нашего банкротного законодательства и английского права.

 Какие еще практики вы считаете ключевыми?

 — Вторая важная для нас практика — это международное право. Все, что касается КИКов, офшоров, холдингов. У нас есть офис в Сингапуре, он делает сингапурские и гонконгские торговые фирмы, открывает счета в местных банках, набирает местный персонал, арендует офисы, ведет бухучет и аудит.

 И много уже открыли?

 — Цифру называть не буду. Но у крупных клиентов, которые уже понимают, что эпоха простых решений вроде BVI, Белиза и Сейшел уходит, перспективность работы в Азии сомнений не вызывает. И работы нашему сингапурскому офису вполне хватает для окупаемости.