Офисы компании

← Все публикации

«Разумный комфорт для банкротов» — Комментарий Инны Вавиловой для «Делового Петербурга»

Многие из петербургских компаний, вошедших в банкротство этой осенью, пошли по упрощенной процедуре — через банкротство ликвидируемого должника. Что это означает?

Формально, при обнаружении признаков несостоятельности директор компании обязан инициировать процедуру банкротства. Невыполнение этого требования грозит привлечением к субсидиарной ответственности. Тем не менее руководители «тонущих» предприятий поступают так далеко не всегда. Директор компании может просто не знать об ответственности или рассчитывать на то, что финансовая ситуация исправится.

В обществе бытует мнение, что при наличии долгов заявление о своей ликвидации априори злонамеренно. Но на самом деле в большинстве случаев это далеко не так. Наоборот, директор такого предприятия выполняет требование закона. Если все плохо, какой смысл уходить в более длительную процедуру и тратить на нее средства кредиторов? Более того, инициируя банкротство, компания заявляет о своем реальном положении дел и определенным образом «защищает» кредиторов, с которыми велись дела, от неоправданных инвестиций.

Злонамеренность в действиях должника, инициирующего банкротство через ликвидацию, видится людям потому, что был период, когда подобный механизм часто использовался для вывода активов. Но это ситуации преднамеренного банкротства, они не связаны с объективным состоянием компании. Чаще же встречаются случаи, когда должник реально исполняет предусмотренную законом обязанность заявить о своем банкротстве.

И то, что закон предусматривает довольно комфортные условия для такого должника, я считаю, вполне разумно. Если шансов на финансовое оздоровление нет, то должник минует процедуры наблюдения, внешнего управления или финансового оздоровления, следовательно, экономит на сопутствующих банкротству расходах. Путь до исключения из ЕГРЮЛ становится гораздо короче. Да и возможности повлиять на выбор кандидатуры конкурсного управляющего у должника в таких случаях максимальны.

Впрочем, не стоит думать, что достаточно поставить «своего» управляющего в процедуре, и дело в шляпе. Ведь и управляющие бывают разные, и лояльными они могут быть до определенных пределов. Управляющий, с которым есть общий язык, поможет ускорить и облегчить процедуру. Но может быть и обратное: в его силах затягивать процедуру, оспаривать сделки, причем не ради выгодного для кредиторов результата, а ради процесса, для достижения своих целей. Важна на самом деле не столько «лояльность» конкурсного управляющего, сколько его профессионализм и понимание специфики банкротящегося предприятия.

Читать далее — http://www.dp.ru/a/2014/12/17/Razumnij_komfort_dlja_bank/