Офисы компании

← Все публикации

«Параллельный импорт» — комментарий Татьяны Терещенко о решении КС РФ для «Делового Петербурга»

Конституционный суд (КС) ограничил запрет на параллельный импорт, разрешив судам признавать допустимым ввоз товаров без согласия правообладателя в силу «недобросовестности его поведения». Недобросовестностью при этом может быть признано следование режиму санкций против РФ и российских организаций обладателем прав на товарный знак, пишет "Коммерсантъ".

Татьяна Терещенко, руководитель аналитического направления, Адвокатское бюро "Прайм Эдвайс":

В настоящее время трудно дать обстоятельный комментарий, поскольку текст постановления КС РФ пока не опубликован. Однако из содержания официального сообщения на сайте следует, что КС РФ сделал всё, что мог. Он проверил конституционность положений п. 4 ст. 1252, ст. 1487, п.п. 1,2 ст. 1515 ГК РФ и запретил применение одинаковых санкций за параллельный импорт и реализацию контрафактной продукции.

Ожидать того, что он признает неконституционной норму о национальном принципе исчерпания прав, которая и порождает проблему на практике, было сложно. Спор о параллельном импорте ведётся много лет и фактически носит политико-экономический характер. Вопрос в том, чьим интересам отдать приоритет, интересам правообладателей (принцип национального исчерпания прав) или интересам параллельных импортёров (принцип международного исчерпания прав). «Фасадом» выступает подход к правовому регулированию.

Во многих странах мира действует именно принцип международного исчерпания прав. Он означает, что товар свободно циркулирует в обороте в случае, если он в любой точки мира введён в оборот с согласия правообладателя. В России действует принцип национального исчерпания прав, который позволяет правообладателям контролировать ввоз товара на российскую территорию и, соответственно, диктовать цену на него.

Много лет на самых высоких уровнях в России признаётся необходимость отказа от национального исчерпания прав, но законодательных изменений пока нет. Не случайно и сам КС РФ говорит о прерогативе законодателя в этом вопросе. Однако не должны применяться одинаковые санкции за ввоз контрафакта, т.е. подделок, и за ввоз оригинального товара, ввезённого на территорию РФ без согласия правообладателя. Именно об этом говорит КС РФ. Применяемая мера ответственности (конфискация) должна соответствовать характеру и тяжести нарушения, принимая во внимание то, что товар в итоге приобретается потребителями. Подделки в принципе не должны вводиться в оборот, поскольку этим нарушаются интересы всех – и правообладателей, и импортёров, и потребителей. Поэтому конфискация и уничтожение подделок необходимая и справедливая мера. Однако если речь идёт об оригинальном товаре, пусть и введённом в оборот с нарушением принципа национального исчерпания прав, конфискация несоразмерна допущенному нарушению. В условиях действия принципа национального исчерпания прав область нарушения условно ссужается до взаимоотношений правообладатель – импортёр. Потребитель же получает тот же самый товар – оригинальный – причём, возможно, по более низкой цене.

В этом смысле не случайна оговорка КС РФ о том, что судам важно учитывать, не допускает ли правообладатель злоупотреблений своим монопольным положением, недобросовестно завышая цены. Поэтому позиция КС РФ является вполне себе взвешенной, а предложенное решение сложно назвать половинчатым. Это своего рода компромисс, когда проблема в корне может быть разрешена только на уровне политики.

Читать полностью