Офисы компании

← Все публикации

«Принцип „issue estoppel“ в арбитражных решениях» — статья Татьяны Терещенко в соавторстве с Александром Сергеевым для Чешского (и Восточноевропейского) ежегодника арбитражного производства

Аннотация

Трудно отрицать растущее значение международного арбитража как одной из юрисдикционных форм разрешения коммерческих споров. В этой связи иностранным, неместным и местным арбитражным решениям следует придать полную силу признания и приведения в исполнение. Кроме того, в соответствии с общими законодательными стандартами эти арбитражные решения не должны устанавливать ограничения действия решений, вынесенных судами отдельных государств в какой бы то ни было юрисдикции[1]. Толкование и применение положений конвенции ООН "О признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений" (Нью-Йорк, 1958)[2] (Нью-йоркская конвенция), поддерживаемое судебными прецедентами Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), нацелено на рассмотрение неотъемлемой и установленной законом силы решений арбитража и последствий их вынесения. Однако, несмотря на признание роли арбитража, ряд вопросов до сих пор не имеют однозначной оценки. Среди камней преткновения отмечается спор вокруг „issue estoppel“ ("недопустимость возражений по уже решённому вопросу") в арбитражных решениях.

Прежде чем перейти к последующему разбору, стоит отметить, что в российской законодательной и судебной практиках используются такие термины как “преюдициальный эффект”, “преюдициальность” или “преюдиция”. В основном эти термины рассматриваются как тесно связанные с определением "res judicata"[3], что в переводе с латыни буквально означает “разрешённое дело”. Как идея, принцип "res judicata" имеет несколько значений в юридическом поле. Среди них можно найти так называемый "issue estoppels". Последняя препятствует пересмотру возражений правового порядка или аргументов, что уже были определены судьёй как часть состава ранее рассмотренного дела.

В частности, "процессуальный отвод, который стал известен как "issue estoppel", может возникнуть в тех случаях, когда прошение на основе "res judicata" не может быть применено, поскольку основания иска не совпадают. Для стороны исключается возможность оспаривания противоречия по любому из точно определённых пунктов, которые, будучи однажды вынесены на рассмотрение суда, были официально и определённо вынесены против неё. Даже если цели первого и второго исков различны, заключение по делу, которое было вынесено непосредственно (а не параллельно или случайно) в первом иске, при условии, что оно включено в окончательное судебное решение, является окончательным во втором иске между теми же сторонами и их заинтересованными лицами. Этот принцип применяется независимо от того, является ли вопрос, связанный с предыдущим решением и в отношении которого стороны находятся в конфликте, фактом или правом, или смешанным фактом и правом".[4]

Принимая во внимание вышесказанное, мы считаем целесообразным использовать термин "issue estoppel" наряду с термином "преюдициальность" в качестве синонимов для целей настоящей статьи во избежание лингвистической путаницы.

Практически все возможные причины для оспаривания "issue estoppel" ("преюдициальность") арбитражных решений можно свести к двум основным аспектам. Во-первых, существует озабоченность по поводу частного характера арбитража, вытекающего из арбитражного соглашения между конкретными сторонами, конфиденциальности судебных процессов в целом и правоприменения в частности, когда проигравшая сторона отказывается исполнять судебное решение добровольно. Во-вторых, это проблема формального подхода государственных исполнительных органов к государственному процессуальному законодательству и его толкования, основанные на традиции, в которой они выносят решения согласно территориальной юрисдикции.

Однако, являются ли эти причины действительно столь важными, чтобы рассматривать их как необходимые и обоснованные, чтобы отрицать "issue estoppel" ("преюдициальность") арбитражных решений и универсальный подход к этому?

--------------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 В России наличествуют семантические трудности в отношении использования термина "арбитражный", который применяется одновременно как к арбитражу как таковому так и к Государственному арбитражному суду. Поэтому, чтобы избежать смешения столь разных традиций словоупотребления в одной статье, термины "арбитражный" и их производные используются в качестве синонимов арбитражного разбирательства, в то время как арбитражные суды (commercial courts) называются "государственными арбитражными" и тому подобное.

2 Доступно на: http://www.uncitral.org/pdf/english/texts/arbitration/NY-conv/New-York-Convention-E.pdf (дата обращения 25 января 2019).

3 См: Лукьянова И. Н., Проблемы института преюдиции как инструмента правовой определённости в современном гражданском судопроизводстве // Законы России: опыт, анализ, практика 28, 28-32 (2015).

4 См Halsbury’s Laws of England, 4th ed., vol. 16, p. 1030, 1530, доступно на: http://www.duhaime.org/LegalDictionary/I/IssueEstoppel.aspx (дата обращения 25 января 2019).

Нужен полный текст статьи? Напишите нам по адресу pr@hlbprime.com