Офисы компании

← Все публикации

«Кому на Руси банкротиться хорошо» — статья Инны Вавиловой для издания «Деловой Петербург»

Специально для проекта Делового Петербурга «Топ-100» Управляющий партнёр Адвокатского бюро «Прайм Эдвайс» Инна Вавилова написала статью, посвящённую главным заблуждениям в банкротстве. Казалось бы, почему в выпуске, посвящённому самым эффективным компания города, успешным по определению, вдруг статья про банкротство? Но реалии таковы, что от роли должника или кредитора не стоит зарекаться. А знать, какие ошибки не надо совершать, чтобы оставаться лидером, а не банкротом, – стоит.

Я часто слышу: вам-то хорошо, в стране кризис, все банкротятся, работы у вас только прибавляется. Увы, но и правда прибавляется.

Как консультанты, мы часто находимся то с одной, то с другой стороны баррикад. Мы представляем интересы и должников, и кредиторов, поэтому нам понятны взгляды и проблемы каждой из сторон.

Это не научная статья, я не буду углубляться в детали, хочу лишь поделиться печальными заметками на полях, поэтому расскажу только о двух основных заблуждениях, с которыми часто инициируют банкротство как должники, так и кредиторы.

Заблуждение 1 (главное): Банкротство – это решение проблемы

Давайте начнём с банальности. Что такое решение проблемы для кредитора? Это получить обратно свои деньги.

А для должника? Нет, не скрыть активы от кредитора, не расплатившись с долгами (бывает и такое, конечно, но очень редко). Решение проблемы – это рассчитаться с кредиторами и сохранить бизнес.

Помогает ли банкротство решению этих проблем?

В редких случаях, это действительно решение. Вам не платит компания, а деньги у неё есть. У вас есть выигранное в суде дело. Подайте на банкротство – и это почти гарантированное погашение вашего долга, если размер вашего требования не критичен для их бизнеса. И это практически единственная ситуация когда это решает проблему кредитора.

Другая ситуация. Ваш должник явно недобросовестен, вы уверены, что он выводит активы и не намерен гасить долги – подавайте на банкротство как можно быстрее, это даст вам дополнительные инструменты по взысканию. Не решит проблему, но вы хотя бы не допустите её усугубления.

Есть ли случаи, когда банкротство выгодно должнику? В 99% случаев сегодня таких ситуаций нет.

Должник вынужден уйти в банкротство тогда, когда он обязан это сделать по закону или когда он точно понимает, что у него нет другого пути. Иногда должник думает, что он сможет сохранить бизнес, если он «продуманно» войдёт в процедуру. Но оставь надежду всяк сюда входящий. Банкротство для должника – это потеря бизнеса.

Почему? В двух словах: так сейчас сформулирован закон, реабилитационные процедуры, о которых так много говорилось, так и не заработали.

Алгоритм известен: наблюдение – конкурс – распродажа активов. Наблюдение – конкурс – внешнее управление – конкурс – распродажа активов. И т.п. В общем вариации есть, но результат всегда один. О редких случаях в пределах математической погрешности писать не буду.

Что делать? Договариваться. Договариваться на ранней стадии возникновения проблем. Всегда и везде пытаться не доводить ситуацию до банкротства. Кредиторы, не имеющие залогов, получают от 1 до 5% возврата долгов через 2-4 года ожидания, а залоговые от 80 до 95% – но ведь тоже не всегда и через несколько лет. А это уже совсем другие деньги.

И ещё – вы же делаете регулярный медицинский чекап? Делайте такой же банкротный для своего бизнеса. Особенно при крупных сделках – проверьте своего контрагента по этим критериям. А то купите или продадите актив, а через пару лет к вам внезапно нагрянут с оспариванием сделки по банкротным основаниям. Будет очень обидно и неприятно.

Заблуждение 2: субсидиарная ответственность – это панацея

Кто бы мог подумать, что этот сугубо юридический термин, который означает, что лицо несёт ответственность дополнительно к ответственности основного должника, станет таким модным.

«Русская Правда» - первый свод законов на Руси. В части ответственности за невозврат долга РП была строга: заёмщик просто становился холопом и поступал в распоряжение кредитора.

Раньше все плакали, что к СО не привлечь. Сейчас – банкротство инициируется ради привлечения к СО.

Если практика пойдёт дальше по тому же пути, то скоро к ответственности будут привлекать не только реально контролирующих должника лиц, но и всех, кто имел хоть какое-то отношение к ним. А что, ведь пытаются же привлечь к ответственности юристов или главных бухгалтеров, которые решения не принимали, но ведь визы свои на проектах договоров ставили. Или вот давно ожидаемый иск о привлечении к субсидиарной ответственности банка, чьи представители были членами СД должника-банкрота. Решил же Конституционный суд, что можно конфисковать имущество у друзей и знакомых коррупционеров, почему бы на друзей должников не распространить?

Конечно же я утрирую, не всё так однозначно. Но где провести ту грань, когда банкротство произошло по вине должника, а когда – в результате нормального предпринимательского риска?

Как различить, когда лицо реально могло влиять на деятельность должника, а когда всего лишь формально подпадает в круг ответственных лиц?

Одно можно сказать уверенно: ужесточение норм по субсидиарной ответственности пока не решает проблемы кредитора, как были возмещения копейки на рубль, так и остались. Зато сильно ухудшают и без того непростую ситуацию для бизнеса. Ведь теперь бизнесмен в случае неудачного бизнес-решения рискует ещё больше.

Я очень надеюсь, что в обозримом будущем рынок будет расти, банкротств будет становиться меньше, сделок больше. Но кто предупреждён, тот вооружен.