Офисы компании

← Все публикации

«Диспозитивное и императивное регулирование договоров: анализ законодательства, доктрины и судебной практики (на примере (не)признания договорных условий ничтожными)» — статья Татьяны Терещенко и Александра Сергеева

Императивное регулирование частных отношений: состояние проблемы

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) содержит достаточно лаконичное определение императивной нормы. Так, в пункте 1 статьи 422 ГК РФ указано, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения. Особенности действия императивных норм конкретизированы в пункте 4 статьи 421 ГК РФ, согласно которому условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Процитированные статьи в целом позволяют сделать вывод, что императивные нормы являются ограничением автономии воли сторон, в том числе принципа свободы договора.

Можно добавить, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (абзац первый пункта 1 статьи 1 ГК РФ). Поэтому императивность нормы, как и любой запрет, должна быть надлежащим образом обоснована с определением границ ее применения. Сказанное подтверждается тем, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (абзац второй пункта 2 статьи 1 ГК РФ).

Императивность нормы, как и любой запрет, должна быть надлежащим образом обоснована с определением границ ее применения.

Однако иных содержательных положений, раскрывающих порядок выявления императивных норм в регулировании частных отношений, в ГК РФ нет. Это, разумеется, усложняет квалификацию на практике. Сформировать конкретный алгоритм выявления императивных норм гражданского законодательства через призму принципов частного права также достаточно затруднительно без должной интерпретации и конкретизации. Особое значение приобретает не только понимание того, что в диспозитивном по природе гражданском праве запретов по определению не может быть слишком много, а принцип «можно все, что прямо не запрещено» означает, что наличие или отсутствие в норме оговорки «если иное не…» не играет решающего значения для ответа на вопрос, могут ли стороны изменить правило или вообще от него отказаться (диспозитивная норма).

Читать полностью